Г.А., одна из занимающихся по методике «ТАФРО»

Перейти к просмотру видео

Полную историю своей болезни я рассказывать пока не буду, я её расскажу, Бог даст, позже. А сейчас расскажу конкретно один случай из своей жизни.

Осенью, получается, 10 года я попала в нашу больницу с болью в области почек, с острой болью. Пришла как платный пациент, всё, что мне сделали в нашей больнице — это они мне облегчили боль (и то, скажем так, не совсем сразу) и температуру снизили, то есть сбили температуру. Через неделю они меня отпустили, но проблема при этом не была решена.

У нас есть возможность, и мы поэтому поехали в Германию. В Германии все очень просто: поставили диагноз, определили, что случилось. Причиной этих острых болей было сужение мочеточника и частичная непроходимость кишечника. Я не могла есть, ну и, соответственно, температура была связана с почками.

В Германии мне сразу же поставили зонд в мочеточнике и парентеральное питание. Единственное, чем они мне могли помочь с кишечником, — это парентеральное питание. У нас здесь, к сожалению, в наших больницах парентеральное питание дают только в реанимациях.

Где-то порядка 3-4-х месяцев я ходила с зондом и получала парентеральное питание. Слава богу, все восстановилось, то есть я благополучно вернулась в Россию уже без зонда и, так сказать, снова научившись есть.

То есть вот такой не веселый, не очень веселый случай со мной произошёл.

— Насколько совместима, скажем, российская медицина и немецкая медицина и вот те психологические методы, которые мы здесь проводим, — занятия саморегуляции?

— Абсолютно всё совместимо.

— С какой медициной больше совместимо?

— Ну вот чем ещё, скажем, отличается немецкая медицина от нашей. Наши медики ничего не объясняют, то есть болит там у тебя где то, ну вот они лечат. Как они лечат, что болит, так пациенты и не знают в основной своей массе. И даже, скажем так, платным пациентам, которые вроде как платят и просят им объяснить, и то они это делают с такой очень большой как бы неохотой.

А в Германии… там показывают все анализы, рассказывают где, что, как, объясняют. То есть я уже сама знаю, что у меня происходит в организме. И используя методику Александра Максимовича [речь идёт о методике «Техника активизации функционального резерва организма» А. М. Арбузова], уже легко, скажем так, работать с тем или иным органом. Ты уже знаешь, что происходит в организме, поэтому действия происходят как конкретные, осознанные.

— То есть совместимость нашей методики с немецкой медициной больше?

— Ну получается так, да. Потому что у нас, я говорю, не объясняют, и приходится гадать, где же у тебя что болит, и почему, и как с этим легче справиться своей головой, своими мозгами. Да, получается так.

— Спасибо!