Апластическая анемия. Сабина

Перейти к просмотру видео

Сабина: Меня зовут Сабина, мне 12 лет. Мы приехали из Самары с мамой. Я болела апластической анемией. Мы сюда приехали по рекомендации Павла Абрамовича, маминого знакомого. Он тоже здесь обучался, а теперь у него все хорошо. Когда в первый раз Виктор провел нам инструктаж, у меня была так голова вот этим переполнена, я сидела прям зевала. Ух, поставил, слушала-слушала, половину запомнила, половину не запомнила. С первого я занятия я ничего не поняла, со второго, с третьего, с четвертого, пятого уже я начала понимать, заниматься. Потом я взяла из занятия самое главное, что для меня важно, занималась только под это. Потом я попросила Виктора, чтобы он мне скинул вот эту музыку, под которую мы занимаемся, на диктофон. Я занималась под эту музыку и свое проговаривала, если мне нужно. Мы гуляли, в основном, по Набережной. Мы с мамой проходили 3, 6, 8, 10 километров в день. В выходные мы ходили на парк Кашкадан, там гуляли.

(Маме) Ты говори про анализы.

Зара Давлитовна: Про анализы? Ну, мы сюда приехали, тромбоциты — у нас самая главная проблема. Тромбоциты у нас были 43 единицы и, в общем, для нас уже была проблема, если через недельку у нас тромбоциты были 30, нам бы пришлось уже заливать кровь. Вот. Мы сюда приехали уже все, назад дороги нет, только вперед. И я, конечно, очень рада, что мы сюда приехали. Методика замечательная, Вам, Александр Максимович, спасибо за Ваш такой вклад для того, чтобы люди жили, и в развитии науки, наверное. Сабиночка очень хорошо освоила Вашу методику, даже лучше чем вот я, освоила, стала заниматься.

Я сначала, конечно, не сомневалась, но когда мы через две недели сдали первые анализы, то я увидела по анализам, что наши результаты поднялись в два с половиной раза. У нас через две недели анализы по тромбоцитам были 112. Вот. Мы принимаем иммуно-, как он называется, супрессор, «Сандимун», и 300 единиц мы принимаем в день. Через две недели мы снизили на 50 единиц, ну никаких особых…

Сабина чувствовала себя нормально, и через две недели мы пересдали анализы, у нас тромбоциты стали 213. Потом мы через две недели снизили еще на 50 грамм, пошли сдавать анализы. Анализы у нас нормальные, все дни и до сегодняшнего дня. Сегодня мы тоже сдали анализы, все замечательно, гемоглобин держится, лейкоциты, тромбоциты у нас увеличились за все время нашего лечения в два с половиной раза. Это большой скачок, потому что до этого, вот мы уже болеем пластической анемией год, и мы за месяц, если у нас на 7 единиц поднимется с помощью таблеток, да, мы были этому очень рады. А сейчас у нас для нашего вот времени как ремиссия там, не знаю, как это называется, наши 112–115 единиц — это норма. Вот. Ну, я надеюсь, что совместно с нашим врачом мы снизим дозу сандимуна постепенно, Сабина также будет заниматься, и я думаю, что мы уйдем от сандимуна.

Мы к вам надеемся еще приехать, может быть осенью, может быть попозже. Так-то Сабина все поняла, занимается. Вот по продолжительности она занимается 7–8 раз в день, где 15, где 20 минут, где полчаса, обязательно с утра, после обеда. Мы очень благодарны Вам, Александр Максимович, мы видели: на наших глазах приезжали люди, которые излечились, прекрасно выглядят. Я надеюсь, что у нас будет такой же результат.

Когда Сабина занималась, ой, когда Сабина болела, и я даже боялась залазить в интернет, смотреть: что можно еще чем-то можно еще лечить наше заболевание. Во-первых, это первый раз для нас, и пластическая анемия — это 5 случаев на миллион, и как бы мы верили только врачам, думали, что будем зависимы всегда только от таблеток. Конечно, это трудно представить, что столько лет нужно пить таблетки. Вот. Теперь мы очень рады тому, что есть ручное управление организмом. Вот Сабина даже себе профессию поменяла, хотела быть юристом, а теперь хочет быть психологом, потому что теперь мы уже думаем, что нужно будет связывать будущую профессию с тем образом жизни, что ей нужно вести. Так как мы понимаем, что раз гипоталамус не очень хорошо работает, да, то для того, чтобы ей постоянно собой заниматься, что, нужно, чтобы это с про­фес­сиональ­ной деятельностью уже было связано. Вот, здесь было очень хорошо.

Уфа — замечательный город, здесь люди очень доброжелательные, и в лаборатории, куда мы ездили, и все таксисты, и где мы ходили отдыхать, вообще очень красивый, чистый, замечательный город. У вас очень хороший коллектив. Все, что мы здесь хотели — мы получили: все консультации, мы занимались. Вы нам, как человек, очень нравитесь, мы записали все Ваши семинары, где Вы объясняете все кому, что не понятно из нашей группы, и я думаю, что эти семинары они нас будут подталкивать заниматься, как бы что-то если мы забудем, будет напоминать. Ну, я думаю, что мы будем часто с Вами на связи, будем звонить, говорить, приезжать. Уфа от нас, от Самары, не так далеко, и мы, значит, этот ролик решили записать для того, чтобы другие дети также, как мы, приезжали лечились, так как когда мы заходили на ваш ролик, когда я увидела там девочку, которая мерит давление как бы уже, думаю, ну раз девочка там была, значит и нам можно.

И сейчас такой век, что дети многие болеют раком, также и пластическая анемия, вот, я знаю многих людей, у которых уже апластика, и их родители они просто в безвыходном положении. Сандимун — это, конечно, не выход из положения, несколько лет и почки просто не выдержат этого. И я просто понимаю и вижу, что каждый в состоянии овладеть Вашей методикой, она простая, просто требует большого и усердного труда. Так что спасибо Вам огромное, а всем, кто в нашей группе есть, и кто сюда приедет — всем выздоровления, упорства, труда и счастливой жизни.

Сабина: Главное, чтобы все были здоровы!