Пётр Семёнович Козорез, рак простаты

Перейти к просмотру видео

Я ознакомился с методикой Александра Арбузова — так уж меня жизнь бросила в эту сторону — когда объявили диагноз рак простаты. На слуху рак — это неизлечимая болезнь, конечно. Человек, наверное, каждый из всех присутствующих, знает, ощущения были одинаковые: конец жизни, всё, болезнь неизлечимая. Но увидел программу по РенТВ про эту методику, мы сразу созвонились с Александром Максимовичем и приехали сюда. Александр Максимович ознакомил нас с концепцией, что это такое, на чем основана эта методика саморегуляции, это работа человека над собой, изнутри организма, подключение резервов организма, которые заложены в человеке создателем, таких качеств, которые позволяют своим организмом управлять, управлять иммунной системой. Мы провели курс обучения и на сегодня я полностью ощущаю, как я могу управлять своим организмом, я каждый орган чувствую, когда провожу эти занятия. Нужно человека воспитывать в этом духе с детства. Наши школы занимаются не воспитанием, а обучением. Хорошо было бы эти два понятия совместить, а у нас только обучение. Воспитания нет, мы сегодня пожинаем плоды в обществе — почему мы видим столько негатива, программы борьбы с тем, с другим, с коррупцией.

Я стал здоровее чем я был. Внешне — все говорят, что помолодел очень здорово.

Жена: Я могу только дополнить слова, сказанные мужем. Потому что когда твой близкий человек оказывается в беде — страшней выдумать нельзя. Одно дело, когда ты сам борешься с болезнью… А здесь хочется сделать все, но чтобы болезнь отступила, но чтобы родной близкий человек был здоров и был с нами. Благодаря Александру Максимовичу это происходит, потому что во-первых, та растерянность, которая была после диагноза «рак простаты», после операции — она ушла, потому что внутрь вселилась вера, и потому, что внутри ощущаешь этот процесс. Я здесь «побочное явление», но я и на себе это чувствую. А что касается Петра — он изменился, просто отношение к жизни поменялось, как будто взошло солнышко. Вроде и болезнь, и диагноз такой — а оно взошло. Есть перспектива. А если еще взять и принять все, что Александр Максимович нам обещает, не то что 90 лет, и не то что продуктивно — мы пойдем очень далеко.

Дело в том, что даже после операции люди, которые меня оперировали, сказали, что к онкологам надо встать на учет, так как положено по законам, но лучше с ними как-то поосторожней. Эта болезнь толком не изучена, те методы лечения, которые существуют сейчас, они пустяковые.